Армие келян гур (Рекрутская)
Игринский район

Обычай проводов в рекруты сложился позднее, чем остальные семейные обряды.
Старинный рекрутский обряд был полон драматизма: парень, уходя на службу сроком в 25 лет, проводил лучшую, наиболее активную часть своей жизни вдали от родных мест, а пожилые родственники понимали, что могут уже больше не встретиться с ним. Как только становилась известной дата призыва юноши на службу, родственники начинали приглашать его к себе на прощальное гостевание. Новобранец в течение нескольких дней или даже недель обходил родственников и друзей вместе с родителями, с несколькими друзьями-сверстниками. В каждом доме их ожидал накрытый стол. Хозяева дарили рекруту на прощанье полотенце, повесив его на шею, как шарф. В назначенный день родственники и друзья собирались в доме новобранца, чтобы проводить, попрощаться с ним. Начиналось застольное гостевание, сопровождаемое пением. Гости запевают ещё у ворот, до входа в избу:
Пырыны яра меда, кырӟаны яра меда? / Войти можно ли, запеть можно ли?
Расставаясь с роднёй, друзьями и деревней, рекрут исполнял прощальный танец, пел прощальную песню. Иногда это была народная обрядовая песня, а зачастую стилизованная или авторская, специально сочинённая на этот случай.

Впоследствии эта песня становится личной и поётся как именная в течение многих лет.
В рекрутских песнях сохранились древние представления народа о пространственном поле, отчётливо разделённом на свою (своего рода) и чужую стороны, дифференциация на территорию своей семьи (усадьба) и деревенской общины (деревня); площадь дома – хозяйственных построек; домашний очаг (печь) – жилое помещение. На перечислении частей пространства, покидаемых уходящим рекрутом, начиная с самых дорогих мест (печь, дом), а также границ между частями пространства (дверь, лестница, ворота, полевые ворота), нередко строится вся песня. При этом оставляемые родственники упоминаются также в определённом порядке: чем дальше от домашнего очага, тем дальше и родство. Мать остаётся возле печки, сестры у окошек, тётушки возле дверей, братья среди двора и т. д., а односельчане у последней границы – у полевых ворот; дальше начинается чужой, таящий опасность мир.
Новобранец распевал прощальные слова — импровизацию, вспоминая всю жизнь от колыбели до ухода из дома.